Головна || Новини || Гості || Фотогалерея || Бібліографія || Архіви || Критика

АСОЦІАЦІЯ УКРАЇНСЬКИХ ПИСЬМЕННИКІВ

Ігорь Шуров
художник, поет, письменник
Член Асоціації українських письменників

Народився в 1958 році. Вінничанин.
Закінчив Вінницький педагогічний інститут.
З 1999 року проживає в Києві.
Працював редактором на обласних і всеукраїнських телеканалах (Іштар, Віта, 1+1, ІCTV, Новий канал, УТ-1, СТБ)
Основні твори:
Поетичні книги «Воздух Ершалаима», «Ритуал»»




СТАРЫЙ АЛЬБОМ
(типа поэма с обращениями и объяснениями)
Публікується в авторскій транскрипції

Посвящается обитателям винницкого кафе «Русский чай» (в просторечии – «Чайник»). Возможно, кропотливое чтение поэмы именно вам даст право грохнуть кулаком по столу и воскликнуть: «Братцы мои, да это же я!!! Да это же про меня, братцы!!!»

ВСТУПЛЕНИЕ

Автор начинает поэму с запева. Как и положено. Именно так делали древние сочинители. Во вступлении Автор предупреждает, что творцы – люди ранимые. Это особая каста и дразнить их не стоит, ведь на самом деле они не знают своей истинной силы, а она ох как велика и опасна!
Вступление впадает в поэму, как ручей в реку. Картины сменяют друг друга. Веселятся бобры, пляшут карасики с окуньками, зевают зубастые щуки. Каурый конь выходит на авансцену и объявляет: «Эдвард Григ». «Пер Гюнт». «Утро». Сюита. Отвешивает полупоклон, ловко сбивает хвостом муху и уходит. Встаёт солнце. Я начинаю.



1
И было утро и проснулся кот
Вступление достойное Гомера
Попил кефира почесал живот
Послушал как поёт водопровод
Немного покачался на портьере
И вышел прогуляться на ривьеру
Туда-сюда и задом наперед
Прислушиваясь к песне гондольера
2
Чудесный голос всех заворожил
Казалось что Лучано Паваротти
Вернулся в мир и чайкою кружил
И тихий перебор гитарных жил
Ручьём журчащим нежно ворожил
И вдруг собака взвыла на болоте
Так жутко что застыло всё в полёте
Как будто волк ягнёнка задушил
3
Несчастный кот вернулся потрясённый
Ни спать ни есть ни рисовать не мог
С минуты этой злом отягощённый
Он мощью сочинительства смущённый
Решил что сочинитель  это бог
И может всё
любая из дорог
Ему подвластна ибо посвящённый
Он стал всесилен как Винсент Ван Гог
4
Теперь понятно как он смог связать
Венецию с собакой баскервилей
Всевластие особенная стать
творцу на мненье света наплевать
Ведь он сильней всех армий и флотилей
Он выше самых горделивых шпилей
Он научился с легкостью сгорать
И восставать из пепла без усилий
5
Ну что ж, пора пожалуй начинать
Уж коли замахнулся на поэму
Нельзя на полдороге отступать
За рифмой рифма просятся летать
И лестницы ступенька за ступенью
Зовут вперед и вверх без промедленья
Осталось только яблоко сорвать
Не пищи для а токмо в искушенье
ГЛАВА 1
НАЧАЛО

В первой главе Автор вспоминает некоторых персонажей, чьи фотографии по странной случайности оказались в Старом альбоме. Например, Эжен Потье, автор «Интернационала», (до революции – художник по ткани), или герой романа Гюго юный Гаврош. Здесь же, прибитые пылью, Руссо и Вольтер (их фолианты пришлись по вкусу наглым мышам), а также старый ворчун Макиавелли и дети Автора - Дима и Оля. Всех их объединил не только Старый альбом, найденный на чердаке, а и Франция, где персонажи сражались на баррикадах, обучаясь кровавой науке революции, или же двести лет спустя грызли гранит науки в колледже имени Огюста Ренуара в Лиможе.
В первой главе присутствует давний приятель Автора Шекспир, который никогда не был во Франции, но известен тем, что отсидел солидный срок за мелкое воровство и стал символом несправедливости Фемиды. Автор так увлёкся работой над первой главой, что не заметил детской ошибки: на чердак он полез один, а в дом вернулся со своим другом Джоном Ли. Откуда взялся этот второй джентльмен с английским именем и китайской фамилией, и что он делал на чердаке остается тайной. Пожалуй, чтобы в дальнейшем избежать путаницы, следует использовать метод Александра Дюма-отца: он лепил из глины фигурки всех персонажей романа и когда кого-нибудь из них убивали, фигурку выбрасывал.

1
Однажды утром в крохотной квартирке
Я думал о своем житье-бытье
О том что на носке протерлась дырка
О том что нынче дети из пробирки
О том что депутаты от картье
О том что анархист  Эжен Потье
гимн сочинил скорей всего под ширкой
Иль пребывая в странном забытье

2
Расписывая дамам маркизет
Он стал отцом Интернационала
носил как Че бурашковый берет
И дожил до семидесяти лет
Что в эру революции немало
Писал стихи питался как попало
Кололся (вот откуда этот бред)
А я-то думал ведьма нашептала

3
Звонят
надеюсь это мой герой
спешит рассказом с вами поделиться
О тех кто поплатился головой
Кого могучей вынесло волной
И так сказать о прочих важных лицах
Которым не судьба остановиться
Хмельной толпой они бегут за мной
Толкаются и лезут на страницы

4
Такой вот странный казус приключился
Что шкет Эжен (а у Гюго - Гаврош)
На баррикадах первым очутился
к восставшим собачонкой приблудился
Был смел отважен сказочно хорош
мог запросто погибнуть не за грош
Сидел в цепях но смылился и смылся
В провинцию! Да здравствует Лимож!

5
Лимож из региона Лимузэн
Здесь в колледже как на другой планете
набивши круасанами пузэн
под крики знаменитого тарзэн
Учились наши солнечные дети
Под пенье муэдзина в минарете
И как сказал Жан-Пьер-Эрве Базен
Нет повести прелестнее на свете

6
Был у меня в приятелях Шекспир
Служил он денщиком у Мельпомены
С утра утёнком начищал сортир
А после отправлялся пить в трактир
Где собирались корифеи сцены
Народные акулы и мурены
И каждый был мочалок командир
И мыл до дыр
с улыбкой Гуинплена

7
Я знал Шекспира как не знал никто
Мы занимались в секции футбола
За братом он донашивал пальто
Был привередлив всё ему не то
На пару с ним прогуливали школу
В тюрьму попал за ящик кока-колы
Семь лет за воду в общем ни за что
А просто судьям было по приколу

8
Однажды я забрался на чердак
Скрипучий люк откинул еле-еле
И обалдел какой там был бардак
Ну просто нереальный кавардак
Такой что даже челюсти вспотели
здесь мыши фолиантами хрустели
на плаху их как бешеных собак
секир башка ворчал Макиавелли

9
и был он прав с одним лишь только но
мышарам глупым в общем безразлично
что на обед икра или говно
им серым абсолютно всё равно
сожрать Руссо им кажется приличным
сожрать Вольтера крайне необычным
тем более под красное вино
а лучше под бутылочку столичной

10
Чихая и хрипя как Жигули
Вспугнув своим ботинком тонны пыли
мы в паутине в кале и в пыли
Как Сальвадор Бретонович Дали
С высот на землю грешную ступили
Спустились в ад как Данте и Вергилий
я и мой друг по имени Джон Ли
не нравится? Ну пусть тогда Василий

11
Притихли оба в рот набрав воды
Сидели молча как и подобает
Василий Будда (он без бороды)
Ему подвластны горние сады
А я та птица что всегда сгорает
но снова пепел тщательно сгребает
И произносит тост алаверды
И к Будде на коленях приползает

12
пришла пора серьезного знакомства
наш путь далек сказал когда-то Блок
а Маяковский что-то там про солнце
мол я и солнце экое пижонство
а Блок своё про тихий уголок
куда ордынец  девку поволок
мы не страдаем идолопоклонством
но скифы мы и сабля вот наш бог
ГЛАВА 2
ВАСИЛИЙ

Описывая Василия, Автор сознательно укорачивает вторую главу, по сути, предупреждая читателей, чтобы они не заблуждались насчёт этого господина. По всем раскладам Василий не тянет на роль главного героя. Вот Джон Ли мог бы. Согласитесь, «Джон Ли» - кратко и мужественно звучит это имя. Оно предназначено для подвигов и дерзких ограблений. Оперная дива взволнованно поёт о золотом веке доблести, который ушёл навсегда, и о подзабытом слове «благородство», которое академики старательно вычеркивают из толстых словарей как устаревший окказионализм...

1
Настал черед Василия. Итак
красив подтянут строен чуть картавит
одет небрежно к женщинам мастак
в доверие втираться красный мак
другим цветам давно предпочитает
ну разве что как птица не летает
а вот по зодиаку полный мрак
такой баран - упрямей не бывает

2
Вот коротко о внешности бродяги
(по мнению церковно-приходской)
отважный кавалер пера и шпаги
Залезет на любые Аю-даги
погладит солнце голою рукой
Но обожает негу и покой
И потому терпеть не может драки
Но ежели за даму - он герой

3
Былые отголоски давних дней
Век адюльтера храбрости и мести
Эпоха благородных королей
Она мне с каждым годом все милей
На мрачном фоне обмелевшей чести
Ваш долг растёт барон плохие вести
Прошу покорно… несколько рублей
Идите к чёрту граф с долгами вместе

4
На свете нет печальнее картины
Чем обнищавший полудворянин
Лысеющий (не надо бриолина)
Похожий на домашнюю скотину
Манерами последний мещанин
Пугает дам что выпьет цианин
И выпрыгнет в окошко мезонина
Короче настоящий славянин

5
Я попросил Василия прилечь
И стал читать изображая в лицах
Сим сообщалось про волшебный меч
кто завладеет им тот будет веч…
а дальше обрывалась небылица
какой-то хлыщ а может быть девица
решив меня с Василием допечь
в гальюн снесли заветную страницу

6
мы выпили с Василием по сто
и вышли в сад вечерний прогуляться
луна вставала томно из кустов
в пруду плескался местный Ив Кусто
дрожала тень ажурная акаций
и ветеран специальных операций
сам Штирлиц предложил ещё по сто
позируя бездомным папарацци…
ГЛАВА 3
ПРО СИЛАХА ПРО ГОЛЛИВУД И ПРО ДРУГОЕ

Ветеран всех главных битв от Фермопил до Сталинградской любит тихие домашние вечера художественной самодеятельности. Трещат в камине поленья, внуки декламируют Григория Поженяна, а Силах рассматривает старые фотки из альбома: широко расставив ноги, он хлещет нагайкой золотых коней, и они уносят хрипящую кавалькаду в заоблачные выси, навстречу огненной колеснице Феба. Это у лётчиков называется идти в лобовую. А вот Силах в строгом костюме с бабочкой - первый день работы в рекламном агентстве. А это – начало его послевоенной голливудской славы. Справа – Джонни Депп, слева – Брюс Уиллис. А эти безумные снимки сделал на даче кот. Через два дня его сбила насмерть машина... Альбом как предчувствие, как бессонница, как неоспоримое доказательство.

1
Силах был стар
из вен костей и жил
Он был сложён потусторонней силой
Но все еще траву старик косил
Варил бумагу колотил сверлил
Точил серпы ножи лопаты вилы
И сам себе собрался рыть могилу
Но вдруг прорекламировал персил
Сыграв блестяще старую гориллу

2
Сто лет ему исполнилось давно
Но он не помнит даже год рожденья
Зато реклама вывела его
В большое настоящее кино
Он в Голливуд шагнул без сожаленья
Играл горилл годзилл и обалденно
Исполнил роль собаки в Мимино
Хоть был великоват но тем не менее

3
Его накрыла слава как волна
Как вилкой грубо вспоротая вена
И сразу же тревожная луна
И пьяная гитарная струна
запели про большие перемены
на крышах выли кошки и антенны
дрожала в телевизорах страна
Присев как говорится на измену

4
От страха мир нам видится ужасным
Все чувства обостряются и вот
Не розовым цветок цветёт а красным
и нету в мире места безопасней
чем детство дача кухня огород
где бабушка блины с утра печёт
а на черешне сонный и прекрасный
зажмурился ещё не мёртвый кот

5
На выделку коричневой бумаги
Силах обычно тратил целый день
Пока Осирис в жаркой колымаге
выруливал из сонного оврага
потягиваясь по небу летел
забыв про позвоночник и мигрень
и матерную надпись на рейхстаге
что мол дошёл и вот он этот день

6
Силах себя сжигает на кострах
а всё семейство дремлет у камина
ленивое как стая росомах
грохочут битвы в огненных морях
расстреливает крейсер бригантину
поймав ее в прицеле паутины
и тонет всё и лишь один Силах
поёт под переборы мандолины

7
вот алый парус на семи ветрах
над морем развевается как чайка
вот бригантина мчит на всех парах
(торпеда бьёт с разбега прямо в пах)
и просит дед внучонка наливай-ка
плесни герою битвы на ямайке
читай салага кто такой Силах
и тычет пальцем в буковки на майке

8
Усейн Болт написано везде
О том что он быстрейший на планете
что он оживший памятник звезде
волшебный волос в черной бороде
и айсберг в самом центре Серенгетти
Силах гордится тем что он в берете
и что сумел сбежать от лсд
как Битлз Колобок и Унгаретти

9
теперь когда нашелся господа
альбом в котором лица позабыты
в него как в воду чистую пруда
как в зеркало ты пялишься туда
как бабушка на новое корыто
согласен – всё банально и избито
опять совок отстой и ерунда
и вечно – то берёзка то ракита

10
как тянет мексиканца на бурито
так вождь индейцев верная рука
готов продать свой скальп ради пальпитто
чтоб скво могла пощупать черепитто
и вспомнить дорогого муженька
который словно древняя река
уносит ржавый ил в океанидо
жене являясь в облике хорька
ГЛАВА 4
ПРИЗНАНИЕ

Глава, в которой Автор вынужден открыть публике страшную тайну. И, возможно даже не одну. А кроме откровений вас ждет салон несравненной Ирмы, где, напившись шампанского, спят вповалку юнкера, а юные девы доверчиво жмутся к безусым курсантам и трогательно посапывают во сне. Многие из этих юношей очень скоро навсегда покинут этот несправедливый мир, так и не став не только генералами и штабс-капитанами, но даже корветами и хорунжими на этой нелепой, бессмысленной и позорной русско-японской войне...

1
Василий я не в силах утаить
я мучаюсь от непосильной ноши
пусть критской тайны золотая нить
спасает это как его итить
Тесей-Персей
но совесть меня гложет
ты если хочешь бей меня по роже
но птицу в небо надо отпустить
иначе тайна в гроб меня положит

2
Василий был потомственным котом
(вот это поворот вот это драма!!!)
пил валерьянку бегал голяком
мышей душил и прятал под ковром
и этому потворствовала мама
и муж ее сантехник Фудзияма
участник передачи под стеклом
боец якудзы из Иокогамы

3
давайте о японце умолчим
в рассказ не умещаются японцы
своих хватает трепетных мужчин
Де Ниров разных Ступок Аль Пачин
богатыри орлы первопроходцы
как в старой доброй песенке поётся
(по дереву украдкой постучим)
кто хочет тот дотерпит и напьётся

4
на самом деле если без шутих
Япония загадочное дело
Василий вон под плинтусом притих
а был как лев безудержен и лих
и вдруг от ведьмы круг рисует мелом
икает громко и дрожит всем телом
погнали в общем наши заводских
да ну ее аж сердце заболело

5
Василий кот владел большим хвостом
его обычно прятал он в штанину
и часто спал с друзьями под мостом
он уходил от них часу в шестом
к подружке Ирме петь под пианино
и грозно от Стокгольма до Берлина
гремели камни группы Роллинг Стоунс
и корчилась от смеха юморина

6
у Ирмы был чудесный инструмент
немецкий лакированный трофейный
его из ГДР один агент
своей супруге в какчестве prezent
по дембелю из армии панцерной
привез и ожидал от благоверной
Йогана Себастьяна на обед
а получилась мурка и консервы

7
в квартире Ирмы процветал салон
сюда стекалась местная богема
плясали возрожденный котильон
хлебали апельсиновый бульон
играли в фанты:
вам лобзаться с Леной…
а вам с волчицей Ромула и Рема…
а кто в делах амурных не силен
тому коза и евнух для гарема…

8
ну что тут скажешь просто детвора
осталось лишь в бутылочку забацать
и все это до самого утра
смешки ужимки шепот веера
поручик перестань затвором клацать
не видишь дамы спят числом пятнадцать
в повалку с ними дрыхнут юнкера
и чудища иных цивилизаций

9
вы спросите ответь-ка дорогой
Василий чьих? и сразу я отвечу
ни чьих Василий просто крысобой
сам по себе повеса и ковбой
с обеих рук шарахает картечью
и может это делать бесконечно
за тело отвечает головой
внутри пустой снаружи безупречной

10
ну все ребята хватит про кота
А то на нас обидятся собаки
В суд подадут начнется маета
разверзнутся судебные врата
пойдут скакать вертлявые макаки
Допросы адвокаты буераки
А истина окажется проста
Платон мне друг все остальные - в ср_ку

11
Пока Василий как младенец спит
Исследуем кошачьи сновиденья
Вот сон: компот котлета общепит
Как видите Василий сибарит
Ему отнюдь не чуждо наслажденье
К нему спешит прекрасная дуэнья
И ножками изящно семенит
Усиливая кровообращенье

12
Василий как бульдозер или бык
Его не остановишь на мякине
А если он прихватит твой кадык
Наступит окончательный кирдык
он караван бредущий по пустыне
он пена древнегреческой богини
он пересохший без воды арык
он джин кувшинный из кувшина вжик!

13
Он джин кувшинный из кувшина вжик!
Два раза повторил чтоб оценили
Какой Василий золотой мужик
Я говорю без всяких закавык
таинственный как в полночь Пикадилли
И незачем лить слезы крокодильи
что Вася был всего лишь истопник
Так Цой вон тоже был не тили-тили

14
На этом мы пока должны расстаться
Василий-кот мяукает пока
И нет здесь никаких дискриминаций
Так требует наука дислокаций
кота уносит времени река
Обычного земного паренька
Увидимся на смене декораций
Пока, друзья, пока, пока, пока!!!...

15
Давай еще?
Давай!
Пока! Пока!!!...
ГЛАВА 5
ХУДОЖНИКИ БУХ И ЛУЗГА

Пятая глава повествует о закадычных друзьях, чьи пути-дороги то расходятся, то сходятся снова, и совершенно непонятно, отчего это происходит, и каков, собственно, алгоритм их странной дружбы. Но лейтмотивом, конечно же, служит ёмкое слово «совок». В нем умещаются миллионы одураченных и оболваненных, сотни городов и сел, кислотные дожди, сугробы и лютые холода, и хриплый лай сторожевых собак, и корка хлеба, и стакан казёнки, и голод, и бог знает что еще. А все потому, что совки, эти медленные слизни, не хотят избавляться от железобетонных свай, вбитых в их несчастные головы нержавеющим молотом пропаганды. Дьявол, последняя строчка, похоже, стопроцентная пропаганда!.. Никуда от неё не скрыться… Совок…

1
Вот городишко
тысячи таких
В честь Евы назовем его Адамов
здесь нету ни хороших ни плохих
и собственно людей как таковых
неизмеримо меньше чем баранов
как следствие поклонники тиранов
сильны как сталь
союзом бабарих
врачих ткачих купчих и ветеранов

2
здесь дети вместо орбита жуют
вкуснейшую смолу от долгостроя
здесь мужики Высоцкого поют
а жены им трусы из ситца шьют
а мужики - мы новый мир построим
кто был ничем ходить придется строем
до старта есть четырнадцать минут
давай агдамом душу успокоим

3
весной в полуподвальном помещенье
размазывая краски по холсту
художник Бух нарочно в  день рожденья
отбросив прочь терзанья и сомненья
пытается изобразить  мечту
так поверяя чистому листу
прощальное свое стихотворенье
поэт переплывает пустоту

4
из этой бездны черпает поэт
иной еще неведомый незримый
червоной даме кланяется вслед
хватается чуть что за пистолет
к финалу превратится в нелюдима
опишет свой роман с эффектной примой
и оставляя чёрный желчный след
покинет мир сей мрачным исполином

5
вкусив плодово-ягодного зелья
художник Бух с устатку захрапел
на досках словно дети подземелья
минуя резво стадию похмелья
но вдруг проснулся потянулся сел
и стало видно как он постарел
всю жизнь бедняга грезил винодельем
и вот итог – типичный свинодел

6
какая невозможная тоска
овраги влага гнилостное лето
упругая податливость мазка
охристая рассыпчатость песка
и бронзовая  вяленность багета
и жирный толстолобик на газете
горячий дед по имени Лузга
и я
всего нас трое на планете

7
Лузге однажды крепко повезло
приобрести кусок земного шара
и хатку где кончается село
где тополь превращается в крыло
и мирно бродят сонные отары
и пастушок насилует гитару
Клещёво это наше Фонтенбло
маэстро туш и звонкие фанфары!

8
Клещёво край суровый и крутой
здесь землю грызть приходится зубами
здесь каждый день наш пламенный герой
с кайлом в руке вступает в смертный бой
с бессмертными нахальными жуками
обласканный клещёвскими богами
выращивает все что под рукой
включая авокадо с трюфелями

9
вы слышите как хором воздают
архангелы осанну винограду?
О как они торжественно  поют
Бренчат дудят и сладко слезы льют
Отплясывают джигу и ламбаду
взрывает небо праздничный салют
Лоза друзья покруче Эльдорадо
Хотя не редко от нее блюют

10
Но много пить пожалуй ни к чему
Каким бы классным градус не казался
Особенно когда бредешь в страну
Как на закланье или на войну
Откуда даже черт не возвращался
Ушел как лорд ни с кем не попрощался
Лузга сказал: послушай тишину
А Бух тихонько в тишине нажрался

11
Придумали какие-то козлы
Что мол художник должен быть голодным
Что мол ему хватает похвалы
что из горшка выуживать мослы
позор с грехом сравнимый первородным
или со взрывом бомбы водородной
а не хотите сала полкилы?
Говно вопрос и водочки холодной

12
и странная холодная тоска
Художником на миг овладевает
В жемчужно-белый свет березняка
в картину из ланкийского песка
он кружку свежей крови выливает
мгновение и вечность примиряет
а страх незавершенного мазка
ему о смерти вновь напоминает

13
и вечные вопросы дураков
мозоль на языке уже натёрся
кто виноват? Что делать? Кто таков?
Где женщина? Где птичье молоко?
А муж её опять бухим припёрся?
А кто такой он этот Голсуорси?
Писатель? А корабль дураков
его работа? Говори не бойся

14
еще вопрос – откуда столько мух?
лягушек столько в мире не найдется
чтоб их сожрать и почему петух
всех будит по утрам он что пастух?
вопросы словно мутные болотца
заброшенного сельского колодца
чей ароматный первобытный дух
как потные портянки краснофлотца

15
три тыщи «почему» сидит в башке
вопросы типа: где зимует лето?
а овцы щиплют травку на лужке
пока их не уволокут в мешке
адью четвероногая котлета
обед сегодня будет без обеда
шашлык руно и косточки в горшке
и вечные вопросы без ответа

16
какая бесприютная пора
ничейное очей очарованье
по улицам гоняет детвора
и мы вот так же бегали вчера
не мучая себя самокопаньем
смущает правда странное желанье
слепить себе подружку из ребра
для новых бурь и тяжких испытаний
ГЛАВА 6
ДУЭЛЬ

Эта глава повествует о небрежности, с которой слепой жребий наносит несчастному смертельный укол, о подчинении случайному и неизбежности этого подчинения, о преступлении без наказания и наказании без преступления, о правильном выборе и глупы х ошибках, о пошлости, хамстве и кривых ухмылках судьбы.

1
Передо мной добыча чердака
Альбом с изящным золотым обрезом
Его нашли два пыльных чудака
Похожие на Пушкина с Дантесом
Гляди как бьется жилка у виска
Скрываться от адептов чёрной мессы
Удобнее в глубинах кабака
но даже там не избежать эксцессов

2
и началось – какой огромный бант…
зачем залили клавиши шампанским?…
полковник вам опять дурацкий фант…
поцеловать вот этот аксельбант…
да это бред… не сметь со мной по-хамски…
молчать наглец… стреляться по-испански…
в упор… без счёта… доктор… секундант…
так на рассвете?.. у графини Ганской…

3
И вот мсье по имени Бальзак
Поссорившись с полковником-гусаром
Готовится к дуэли натощак
Живот едой набитый как рюкзак
(об этом знает даже тётя Клара)
По всем раскладам стопроцентный знак
что если пуля попадет в пузяк
то над тобой склонятся комиссары

4
Бальзак строчит пером как пулемет
добить к утру шагреневую кожу
комедию о нравах где урод
влюбляется в красавицу как тот
глухой горбун с помятой сонной рожей
на хамского полковника похожий
которого он засветло убьет
коли гусар писаку не уложит

5
Бердичев утро сонная река
событие вселенского масштаба
не думай о секундах свысока
их вечно не хватает а пока
полковник (внешне вылитая жаба)
вдруг требует себе люля-кебаба
и тянется полковничья рука
и крепко жмет писательского краба

6
и это означает что полкан
решил мириться
славное решенье
полковник-то могучий великан
могёт с размаху заглотнуть стакан
без тошноты и головокруженья
чем вызывает ужас восхищенья
у всяческих в него влюбленных дам
а у солдат – почет и уваженье

7
спасенный и счастливый Оноре
на крыльях мчит к любимой Эвелине
та в черном вся как приходской кюре
как Ярославна плачет на заре
роняя слезы на портрет мужчины
бретера храбреца и дурачины
любовной страсти вечную причину
и звать его отнюдь не Оноре

8
Бальзак убитый горем мчится прочь
подальше от бердичевского замка
мы вряд ли сможем чем-нибудь помочь
и чтобы воду в ступе не толочь
оставим здесь несчастного подранка
проплачется и двинет спозаранку
в родной Париж когда растает ночь
с Дюмой катать шары в американку

9
ну вот и всё мы вытираем пот
Бальзак спасен полковник просто душка
и можно с честью двигаться вперед
дороги правда сущий огород
зато на каждом холмике церквушка
а на опушках бледные пастушки
стоят как в сказке задом наперед
ужасно эротичные избушки

10
ах мать моя родима сторона
пуститься в пляс чтоб мураши по коже
чтоб уж совсем чтоб жаркая волна
чтоб обухом родного колуна
заехать в рельсу или Ваське в рожу
что в принципе друзья одно и то же
тем более с большого бодуна
ну что ж тогда ура по бездорожью
ГЛАВА 7
ПУТЕШЕСТВЕННИК

Глава, в которой появляется человек со странностями, сносивший на нет сто пар башмаков. Постепенно рассказ о нём перерастает в историю вселенского масштаба, в притчу, где есть всё: и священная битва, и кошмарные монстры, и горечь потерь, и обрывки воспоминаний о нездешнем, и новое фантастическое путешествие…

1
Он путешественник он шествует путём
Каким обычно шествуют верблюды
Вооруженный лишь фоторужьём
он ходит исключительно конём
и ходит исключительно повсюду
султан историй и король этюдов
болтать готов часами ни о чем
адепт филологического блуда

2
приятель давний Буха и Лузги
чем только в жизни он не занимался
ходил туда где не видать ни зги
варил супы варганил сапоги
садовничал в каньонах ковырялся
влюблялся в женщин с Пушкиным стрелялся
из-за какой-то старой кочерги
(Сергеич после долго чертыхался)

3
Но вот однажды (это был не сон)
Герой наш (назовем его Бобрович)
Варил лихой вьетнамский самогон
(Корица плюс кокос плюс кардамон)
И был он в этом деле Циолкович
всеведущий как доктор Комарович
Практически былинный царь Додон
Фон Мекк на фоне Мекки
плюс Чайкович

4

Бобрович самогона отхлебнул
И понял, что нужна трава-могучка
Иначе братцы полный караул
И не улучшит вкус ни саксаул
Ни хрусткая верблюжья колючка
а травка эта редкостная штучка
Ее пасет ужасный Вельзевул
И дочь его немыслимая сучка

5
Бобрович с хрустом брюхо почесал
Взял палку с набалдашником железным
И не спеша к каньону зашагал
Где понаслышке монстр проживал
в пятиэтажном здании помпезном
построенном для дочери над бездной
а тот кто хоть разок там побывал
нашел как говорится путь свой крестный

6
а вот конспект того что приключилось
чудовище влюбилось в самогон
а дочь его в Бобровича влюбилась
и жизнь чуть медным тазом не накрылась
поскольку превратилась в полигон
ведь дочь была из рода гарпагон
и получала то к чему стремилась
короче говоря Армагедон

7
ах солнцем опалённая земля
сожженный ветер охра бедуины
горючая кровавая заря
холмы как днища лодок якоря
затопленные желтые долины
стволы-удавы сонные маслины
здесь бушевали некогда моря
о них слагают сказки и былины

8
альбом листая думаешь о том
что жизнь горька смешна и быстротечна
вот если б например ты был котом
имел бы девять жизней и пальто
для согреванья тела то конечно
ты понимал бы что такое вечно
что отложить не страшно на потом
и можно быть ленивым и беспечным

9
и что такая вещь как самогон
не есть простое пойло чтоб нажраться
а средство стать таким как Бибигон
отважным и горячим как огонь
и безрассудным словно папарацци
на гору высоченную взобраться
заржать в восторге как летучий конь
и как Пегас от всей души лягаться
ГЛАВА 8
СТРАННЫЙ СОН

В этой главе изящные вирши превращаются в угли, а уголь, как сказал Блок, превращается в алмаз. Художники жмутся друг к дружке у остывающего костра, чтобы в тишине потолковать или помолчать о том, почему всё самое лучшее так часто достается отнюдь не самым достойным и не самым талантливым, а совсем даже наоборот...

1
однажды Бух Бобрович и Лузга
друг другу странным образом приснились
у всех на шее были жемчуга
на голове у каждого рога
как платаны изысканно ветвились
вокруг красотки знойные крутились
и Ленин выступал с броневика
капец ребята кажется допились

2
их мог кондратий запросто хватить
тройная норма выпала на печень
мне надо было их предупредить
и я воскликнул быть или не быть
и я обнял алкоголизм за плечи
по подоконникам расставил свечи
и крикнул как в кинушке
будем жить
а марганцовка тонус обеспечит

3
мы вышли засветло и к полудню пришли
из горних высей грустно моросило
на рейде сбились в кучу корабли
матросам снились рощи конопли
от этих снов смущался бог Ярило
хозяйка борщ с канабисом варила
и в косяки сбивались журавли
и журавлей от косяков тошнило

4
ах осень осень горькая пора
дурных предчувствий праздных обещаний
ненужных слов высокая гора
уединений тайная нора
и водопад прощений и прощаний
и безнадежных как любовь признаний
останься ну хотя бы до утра
о тайная наука заклинаний

5
но все своим проходит чередом
любовь и снег и счастье все проходит
я не сумел друзья построить дом
я дерево засунул в грунт с трудом
зато детей родил аж двое вроде
мое пыхтенье род воспроизводит
в колоде было тридцать шесть персон
теперь еще два джокера в колоде

6
мы пьем боржом и цедим разговоры
что всяк из нас по сути-то слабак
что мы могли б расписывать просторы
поля и реки города и горы
людей коров ослов котов собак
но жизнь как будто наперекосяк
как бык в корриде мимо матадора
Сикейросом нас не назвать никак

7
а ведь могли и мы как Пиросмани
плевать что нету своего угла
и денег нет дырявые карманы
и как закажут так же и обманут
и ни двора увы и ни кола
лишь тосты всё халва да пастила
как псину косточкой к себе заманят
а у тебя от счастья два крыла

8
Вдруг Ватикан закажет нам плафон
Капеллу где трудился Леонардо
Или к примеру римский пантеон
Где к идолам приходят на поклон
Туристы в шапках с воинской кокардой
и дамы все такие в леопардах
а морды будто слопали лимон
с диагнозом крутого авангарда

9
куда ни плюнь в эстета попадешь
с ухмылкой сноба и словесной вязью
судачит об искусстве молодежь
(бывает даже ангелов падёж)
С какой-то беспардонно безобразной
доходит до полнейшего маразма
двух-трех бейсбольной битой зашибешь
и все как прежде чинно-куртуазно
ГЛАВА 9
ПУП ЗЕМЛИ

Глава, в которой появляется Иерусалим, претендующий на звание центра вселенной, то есть сакральное место, где был сотворён и погребён Адам, распят Иисус, а старик Харон опять всё утро смолил свою старую дырявую лодку…Готовится…

1
Итак вернемся к нашему барану
Посмотрим что предложит нам альбом
лицо к лицу сплошные ветераны
и те кто за холмом не имут сраму
их переправил доблестный Харон
на вечный берег где среди ворон
они лежат на золотых диванах
и трубочкой сосут одеколон

2
и вечный бой все остальное снится
воскликнул как-то Александр Блок
идите в небо журавель с синицей
и шлепнул сам себя по ягодице
давай ищи мол красный уголок
где фраза «волк ягнёнка уволок»
не значит «а давай с тобой жениться»
а значит «волк ягнёнка уволок»

3
Эзоп придумал басню как-то раз
где роли всех людей играют звери
в театре где директор Карабас
калёной плеткой лупит между глаз
он ранее работал в бундесвере
в отделе превращений и мистерий
и мог любого погрузить в экстаз
и был необычайно суеверен

4
он трижды барабанил по берёзе
котов чертячьей масти бил кнутом
но правда лишь когда был нетверёзый
и часто загонял в ладонь занозы
и долго выковыривал потом
бывало приходилось долотом
такие вот случаются курьезы
ведущие прямёхонько в дурдом

5
но ладно хватит что за наважденье
никак не хочет ехать паровоз
ту-ту пора
ни капельки движенья
быть может нужно сделать воскуренье
из чайных листьев и кровавых роз
чтоб сей филологический понос
был прекращен богами исцеленья
а заодно исправить скалиоз?

6
ну что ж тогда давай про пуп земли
никто не в курсе где он обитает
снега давно дорогу замели
и если кто-то крикнет на Бали
ему в ответ а может быть в Китае?
Так где ж ты пуп? Увы никто не знает
Есть странный вариантик с Брюсом Ли
Но времени проверить не хватает

7
Зато Иерусалим готов всегда
доказывать что он имеет право
побольше чем другие города
пупом считаться ибо он звезда
хоть претендентов целая орава
покоя не дает земная слава
она уходит как в песок вода
как в ножны меч как бандерлог в удава

8
пока неясно где же пуп земли
армяне говорят на Арарате
там в древности стояли корабли
матросы шумно палубы скребли
однажды Ной на странном аппарате
причалил лег под деревом и нате
сынок во сне папашу оголил
за что был обвинен потом в разврате

9
никто не знает что такое пуп
каков он внешне что это за цаца
ООН считает (а ООН не глуп)
что это как бы для богатых  клуб
со звездами здесь можно повстречаться
и даже по желанью обвенчаться
и целоваться не жалея губ
и не жалея денег целоваться

10
ну что сказать весьма безумный  бред
осталось приготовить суп из моли
и это на исходе дряхлых лет
когда большой тяжелый пистолет
становится прибежищем от боли
гори огнем весь этот глупый свет
кричит как птица мистер Бертоллет
изобретатель знаменитой соли

11
опять опять ни слова про пупок
про вещий знак на животе планеты
который бы открылся если б мог
и бледно-голубой единорог
нам выдал бы красивые билеты
спектакль называется «Про ЭТО»
в нем Чацкий оголяя свой пупок
кричит бл-дям «карету мне карету!»

12
но вот уже становится ясней
что пуп земли не просто знак на карте
чем дальше тем прозрение сильней
и драный кот становится милей
особенно пардон в орущем марте
когда задравши хвост стоит на старте
и не нужны ни мышь ни воробей
в безумном мяу и в трепетном азарте

13
пупок… пупок… задумчиво стою
разглядывая яркие витрины
и думаю про молодость свою
про радостную яркую струю
упругую горячую урину
меня тогда любила Мнемозина
за память нереальную мою
пупок… пупок… я больше не пою
ГЛАВА 10
ОТТЕПЕЛЬ

Память действует избирательно. Вдруг откуда-то из поднебесья прилетает дивная, казалось бы, навсегда забытая песенка, тихая и задушевная, как чаепитие на даче. Слушаешь, и слезы текут по небритым щекам, потому что это ведь не стихи уже на самом деле, а любовь в чистом виде…

1
сегодня солнца больше чем обычно
коты зевая пялятся в окно
и ангелы обычно безразличные
сегодня говорливы непривычно
трубят вовсю и пробуют вино
облизывают губы как в кино
ресницами моргая эротично
и крутят пряхи дней веретено

2
лучистые венки плетут наяды
а между тем в календаре январь
и не сезон устраивать парады
ишь как ярятся дядьки-снегопады
зашевелилась солнечная тварь
на зуб весенний пробует словарь
воруют солнце гады-солнцекрады
пока беспечно дрыхнет господарь

3
пока хозяин дрыхнет в гамаке
его  жена идет к реке по воду
с дубовым коромыслом налегке
наполнена идеями чучхе
как погребА  дарами огорода
внезапно на глазах у небосвода
девица резко падает в пике
по древнему закону бутерброда

4
пионы расцвели и это знак
того что все запуталось на свете
коррида апокалипсис бардак
плюс десять в январе скажите как
как выжить незадачливому йети
чей мокрый след заметили в буфете
на очереди баня и продмаг
а дальше – в исполкоме на паркете

5
на травке развалившись как в санях
боярыня Морозова потела
неоновая вывеска «госстрах»
ей предлагала выгоду в стихах
рекламой называя это дело
боярыня едва не околела
(творец изобразил ее в штанах)
до пролежней расчесывая тело

6
листая этот старенький альбом
все время натыкаешься на лица
знакомые но бьешься в стену лбом
не  в силах вспомнить кто они – дурдом
и мечешься как раненая птица
сдувая пыль с очередной страницы
и чувствуешь себя большим скотом
как та девица что сидит в темнице

7
и чья коса на улицу торчит
вы скажете обычная загадка
а правый глаз зачем слезоточит?
А левый почему ручьем журчит?
и отчего же так на сердце гадко?
Я съел уже четыре шоколадки
А толку нет душа ослом кричит
И от «Аленки» на душе не сладко

8
а вот на горизонте Аладдин
с хваленой лампой тащится по свету
влюбляясь то в русалок то в ундин
флюорисцентный крашеный блондин
положено согласно этикету
покраситься и получить карету
и потереть чтоб безобразный джин
устроил в январе сплошное лето

9
пока беспечно дрыхнет господарь
на травке развалившись неприлично
ворона погружается в букварь
нахваливая солнечный январь
картина согласитесь идиллична
похрапывает кот меланхолично
раскачивает колокол звонарь
звонарь глухой и это символично

10
ворона между прочим без очков
вот почему все буквицы двоятся
ворона возвращается в альков
ворчит что это все для дураков
(в неграмотности стыдно признаваться)
снимают дев украдкой папарацци
девицы интересней мужиков
тем более когда идут купаться

11
нахваливая солнце в январе
грек Диоген философ и бродяга
доволен что жарища на дворе
поспи зимой в собачьей конуре
согласны все от Штирлица до Шлага
что спящий на крыльце универмага
с рассветом превращается в пюре
минуя состояние имаго

12
январь январь как много в этом слове
точней друзья как много в двух словах
как два сома при сказочном улове
две куркумы в узбекском желтом плове
как для доцента Кант и Фейербах
как дрожь по телу: Джоли на сносях
полет валькирий и порханье моли
и шубы бесполезные  в шкафах

13
веретено волшебных дивных дней
ты попадаешь в руки трубадура
и сразу всем становится теплей
и волею изящных королей
барочные звучат колоратуры
бренчат на лютнях дамы и амуры
восходит над землёй звезда полей
звезда зимы колядок и бандуры
ГЛАВА 11
ВОСПОМИНАНИЯ О МУЗЫКЕ

Тут и добавить нечего. Это действительно воспоминания и действительно о музыке, о тех, кому дарована способность слышать и возноситься к солнцу и о тех, кто лишен этого радостного дара. Но, боже мой, почему же так часто музыкой пользуются именно нечуткие черствые люди с грязной душонкой, пользуются так брезгливо, словно это рваная половая тряпка, почему им позволено орудовать музыкой как ледяной саблей, как катапультой или пращой? Ну почему их не утащат в пещеру орки?..

1
Пора сказать о музыке два слова
представим музыкантов как зверей
и первым в нашем рейтинге – корова
животное семь нот и все готово
Бах первый среди всех богатырей
корова обошла крутых парней
из мирового списка золотого
и я снимаю шляпу перед ней

2
второй по списку Вольфганг Амадей
изящный мальчик яркий грациозный
веселый попрыгунчик воробей
за воробьем шагает скарабей
планета наша это шар навозный
огромный недоделанный курьезный
толкай его Бетховен не робей
ты не один в волшебной тройке звездной

3
итак на первом месте мудрый Бах
(как утверждают честные итоги)
второе получает резвый птах
а бронза у Бетховена Аллах
Ганеш и Ра и всяческие боги
не могут обвинить меня в подлоге
вот три кита верхом на осьминоге
хвостами подпирают черепах

4
такой вот герб такая пирамида
но есть немало тех кто пострадал
едва не загубил своё либидо
и чуть не стал друзья антисемитом
так ненавистно скрипочку терзал
сбегал с уроков прятался рыдал
не жизнь была а сущая коррида
и не музшкола а сарданапал

5
я с дрожью вспоминаю фортепьяно
наука пострашней чем сопромат
красивая как Шура Балаганов
училка состояла из изъянов
а темный класс реальный каземат
она орала эй дегенерат
поскольку ты первейший из болванов
тебя исправит только интернат

6
Спустя десятки или сотни лет
Я вспоминаю эту идиотку
Которой уж давно на свете нет
Остались только ногти да скелет
И вещи подстаканник сковородка
Серебряная ложечка и плетка
Я все простил
сияет тихий свет
плывёт без весел по теченью лодка

7
порхают бабочки а я на дне реки
зачем я здесь и где меня носило
и почему седы мои виски
и порванные ноты на куски
со страшной и совсем не детской силой
из тучи чем-то сонным моросило
капустница на краешек доски
присела и нектара попросила

8
и понял я нельзя мне умирать
и вместе с мутным рыжим донным илом
поднялся к небу воздух стал глотать
всё время вспоминая чью-то мать
и щуки возле ног моих ходили
зубастые речные крокодилы
меня переставая узнавать
и уплывали в дальние могилы

9
русалки кувыркались и кружили
сверкали серебристой чешуёй
смеялись звонко в омут уходили
меня манили гладили и с силой
вдруг щёлкали хвостом над головой
как динамитом сволочи глушили
подхваченную мутною волной
утопленницу к морю уносило

10
а я пошел по тропке через лес
звенело сердце полное волненья
вот так же ощущал себя Кортес
когда расческу чудо из чудес
дарил мулатке как вознагражденье
вдруг я услышал солнечное пенье
кантату пел кобыле жеребец
и я упал в траву в изнеможенье
ГЛАВА 12
ПРОБУЖДЕНИЕ

Глава готовит читателей к долгому и трудному путешествию, подсказывая, что нужно брать в дорогу, а чего брать не нужно. Опять эта проклятая проблема выбора. Кто знает, что пригодится человеку в пути? Палка? Нож? Мышеловка? Куда уведёт его лесная тропа? Найдет ли он нового друга или нарвется на шайку разбойников? А может встретит прекрасную принцессу, влюбится как мальчишка, подарит ей вот эти первые весенние цветы, высунувшие из талого снега свои любопытные заячьи морды... Какие же они трогательные, эти пасынки сугробов, так легко обманутые погодой...

1
пока хозяин дрыхнет как барсук
свой путь земной пройдя до половины
я с Данте наворачиваю лук
надеясь избежать ужасных мук
которые как Лада и Калина
ужасней чеснока и кокаина
но солнце поворачивает вдруг
и дальше до заката греет спину

2
как незаметно время пролетает
уже седьмая жизнь позади
а снег негодник все ещё не тает
не потому что силы не хватает
а просто снега нет одни дожди
и непонятно что там впереди
седая птица над землёй летает
высматривая где он паради

3
где это место вещего греха
откуда люди изгнаны навеки
и тут уже без всякого ха-ха
не перепало даже кожуха
так голыми и пёрлись как ольмеки
как обезьяны а не человеки
такая вот ребята чепуха
такие понимаешь чебуреки

4
Пока хозяин спит без задних ног
К нему негромко скрипнув половицей
Подходит самый-самый древний бог
Тот самый первый что построить смог
Вселенную буквально по крупицам
Любовь придумал вырастил пшеницу
он бог но он помочь себе не смог
скончался тихо в областной больнице

5
Но вот хозяин встал и потянулся
зевнул тишком под вишенку сходил
тарзаном крикнул и кажись проснулся
сосед от крика булкой поперхнулся
хозяин браги солнечной налил
прохрюкал что-то про избыток сил
настойкой на калгане понтанулся
и за январь свой тост провозгласил

6
Мне снилось что я Оскар получил
За роль подружки Маугли Багиры
И вдруг я слышу сзади крокодил
Тихонько говорит мне ты дебил
Тебя теперь хотят убить полмира
Беги они творят себе кумира
Теперь ты идол… и не проглотил
Погнался слава богу за Де Ниро

7
пока хозяин протирает глаз
разглядывая тыкву в огороде
под солнце подставляет свой анфас
опухший  с похмелюги ловелас
братан жены рожденный для пародий
проходят превращения в природе
январь… проснулись мухи… это раз
а два - проснулись прочие уроды

8
и в этом дуализм состоит
где красота там братцы и уродство
где тишина там кто-нибудь кричит
и сладость обязательно горчит
где подлость там сплошное благородство
где тонко обязательно порвётся
и светлый диалектик Гераклит
на кличку «Тёмный» тотчас отзовется

9
хозяин сонно бродит как река
он ищет то чего и сам не знает
так в сказке про Ивана Дурака
его супруга жадная карга
куда-то мужа вечно посылает
И пусть оно не лает не кусает
А пляшет под бандуру гопака
и пусть оно меня приободряет

10
И вот летит куда-то куд-куда
Иван Дурак нацеленный на чудо
седеет потихоньку борода
мелькают горы реки города
какие-то сейшелы и бермуды
и вдруг бабах - а вот и чудо-юдо
хватай его скорее и айда
тащи жене нелепую причуду

11
но многие январь не признают
такой январь - горячий и бесснежный
какого не бывало еще тут
в котором птицы радостно поют
январь-котёнок трепетный и нежный
январь-шептанье и январь-надежда
январь-застолье и январь-уют
любовный поцелуйный безмятежный

12
а что же дальше спросите меня
и я вам с удовольствием отвечу
зажгу камин и сяду у огня
представлю как ругаете меня
сварю глинтвейн зажгу наверно свечи
мне позвонят я может быть отвечу
и знаете хоть это и брехня
пожалуй муху обниму за плечи

13
потом альбом заветный отложу
и стану думать чем бы мне заняться
пойду как царь на койке полежу
послушаю как пчёлы жу-жу-жу
погода им велела просыпаться
плесну медку для зимних дегустаций
Сапфо с подружкой в кресло усажу
а рядом сядет умница Гораций

14
И расскажу, что ждут нас холода
однажды всё приходит к завершенью
и яхта называется «Беда»
а вовсе не «Победа» господа
и печь идет не по его хотенью
а все-таки по-щучьему веленью
и мы его запомним навсегда
январь… хотя бы по стихотворенью

15
а автор с мухой завтрак дожуют
и в тихий лес пойдут где коростели
не знаю кстати как они поют
да и в каких лесах они живут
возможно они даже улетели
простейший птах а столько канители
а нас коли синоптики не врут
догонят скоро хищные метели…
ЭПИЛОГ

А вот и эпилог. О чем, скажите на милость, можно говорить в эпилоге? Сетовать на судьбу? Хвалить благородных и ругать бессердечных? А стоит ли тратить время? Люди бывалые уверяют, что обратной дороги нет, а раз так – только вперед и прямо, господа, прямо и только прямо. И нет уже времени метаться, ползать на коленях, собирать рассыпанные монеты, за которые все равно ничего путного не купишь. Тем более, что Харон уже очнулся от зимней спячки. Вот он садится в кресло, цепляет на нос очки и с интересом перелистывает альбом. Харон выкупил его у жадины Василия за три года отсрочки и новенькую бамбуковую удочку, и теперь с особой теплотой всматривается в лица своих клиентов – прошлых и будущих, добрых и злых, жадных и щедрых, которые с надеждой глядят на него с потемневших фотографий старого как мир альбома… Интересно, а что за рыба водится в Лете?

1
Ну вот и всё похоже навсегда
под шум дождя друзья мои уходят
течет по лицам серая вода
волшебная бессильна борода
дожди наслала матушка-природа
я бормочу одну из тех мелодий
которая спасала в холода
с которой навсегда друзья уходят

2
часы перевернёшь и снова нить
потерянная кажется навеки
за временем приставлена следить
песок тончайший продолжает жить
струиться как и мысли в человеке
в жующих коку майя и ацтеке
в туманах странных продолжая плыть
как айсберги титаники ковчеги

3
а между тем друзей весёлый рой
уже не рой и вовсе не весёлый
как некогда заливистой гурьбой
бежали хохоча наперебой
сначала в школу а потом из школы
и хором обсуждали все приколы
песок скользит отвесно боже мой
на фото я любовь и кока-кола

4
ну всё друзья я больше не могу
мне больно я опять на раздорожье
стою прижавшись к мокрому стволу
как Ярославна утром на валу
и слёзы катят по небритой роже
я плачу хоть мужчине и негоже
оплакиваю молодость свою
всей болью страстью памятью и кожей

5
хотел альбом подальше зашвырнуть
чтоб на глаза он мне не попадался
чтоб не тревожил и не рвал мне грудь
чтоб ночью я спокойно мог заснуть
но тут Василий (где он только взялся)
стал умолять и мой альбом достался
Василию (2 бакса чтоб взглянуть) –
Василий бизнесменом оказался…

6
Вот так Василий завладел альбомом
И как-то незаметно невзначай
Наш трактор дружбы стал металлоломом
А Вася больше не снимал корону
хлебал коньяк в кафушке «Русский чай»
Где холодильник горестно урчал
Все шли домой а Вася брёл к Харону…
Поскрипывал под волнами причал…
Харону снились мы и он кричал…

Киев. Весна 2018 года















Нашi автори

Віка БРОВАРНА

поетеса

Віктор РИБАЧУК

письменник

Тарас ФЕДЮК

поет

Олександр ДМИТРУК

поет